Бизнес-модели VoIP в новых условиях
04.01.2006 | Luda

Изменение законодательства в области связи с 01.01.2006 года уже вошло в историю российских телекоммуникаций под названием «проблема 2006″. Между тем, аналогия с приснопамятной «проблемой 2000″ совершенно уместна и корректна – оба этих феномена имеют идентичные причины, очень похожие методы преодоления и, по всей видимости, будут иметь очень похожие последствия.

Уже ни для кого не является секретом надуманность «проблемы 2000″ как тотальной угрозы системам информатизации и связи, причем надуманность не спонтанная, а тщательно спланированная и организованная лицами, прямо заинтересованными в увеличении сбыта своих услуг и товаров. Пиар-компания мирового масштаба показала свою эффективность: затрачены огромные средства на нужные и ненужные доработки программного обеспечения и технических средств, сертификацию оборудования связи (вплоть до модемов), заказаны и составлены тысячетомные инструкции и аналитические отчеты…. Между тем, как и предупреждали серьезные аналитики, «проблема-2000″ существует не в технике, а в психологии, не в оборудовании, а в мозгах менеджеров и отдельных инженеров, являясь плодом индукции под действием массированного пиара и рекламы.

Аналогичная ситуация складывается с VoIP в преддверии 2006 года. Несмотря на то, что законодательные акты никак не запрещают эту деятельность, более того, прямо ее предусматривают, развернута широкая пиар-компания, преследующая интересы конкретных и хорошо известных компаний. Понятия подменяются, передергиваются, толкуются в каждом случае по-разному, но всегда в интересах считанных единиц чиновников и близких к ним операторов. Вводятся не существующие в законодательстве понятия и определения (например, «дальняя связь»), государственные служащие занимаются неприкрытым лоббизмом… тщательно избегая профессионального обсуждения вопроса в пользу пустых лозунгов и произвольных угроз.

Российские операторы, к сожалению, не обладают запасом натренированной устойчивости к чиновному произволу, в отличие от, например, импортеров и ритейлеров. В результате операторы часто оказываются неспособны к трезвому анализу ситуации, что порождает желание «уйти в тень» или вообще «уйти с рынка». Однако, именно этого и добиваются чиновники: уйти в тень, в силу ряда законодательных причин, означает «уйти с рынка», причем не по своей воле, а по воле правоохранительных органов, которые давно научились бороться с совершенно примитивными схемами, которые в силу «теневой неопытности» предлагают операторы VoIP.

Итак, основная проблема состоит в том, что, в силу Лицензионных условий (ППРФ 87), Правил присоединения (ППРФ 161), Требований к построению сетей связи (Приказ Мининформсвязи №98), Требований к порядку пропуска трафика (Приказ Мининформсвязи № 97), вводится трехуровневая иерархия телефонной сети общего пользования:

  1. Сети местной телефонной связи, охватывающие только муниципальные образования субъектов РФ, причем оконечное оборудование непосредственно подключается только к сетям данного уровня иерархии;
  2. Зоновые телефонные сети, охватывающие только и каждый в отдельности субъекты Российской Федерации, и не предназначенные для непосредственного подключения абонентского оборудования (взаимодействуют только с сетями местной телефонной связи);
  3. Междугородные и международные сети телефонной связи, охватывающие всю территорию РФ и взаимодействующие только с сетями зоновой телефонной связи.

При этом, пользователь заключает договор об оказании услуг телефонной связи непосредственно с оператором каждого уровня иерархии, а операторы нижних уровней иерархии обязаны обеспечить пользователю возможность доступа к услугам операторов более высокого уровня, для чего заключаются так называемые договоры о присоединении и пропуске трафика, предусматривающие услуги пропуска трафика трех категорий:

  1. Услуги завершения вызова (пропуск трафика от сети одного оператора в сторону сети связи, к которой присоединено абонентское оборудование);
  2. Услуги транзита вызова (пропуск трафика между сетями двух операторов связи);
  3. Инициирование вызова (пропуск трафика от абонентского оборудования в сторону сети оператора, оказывающего услугу связи соответствующего уровня иерархии).

Нетрудно заметить, ряд услуг транзита вызова и завершения вызова не просто эквивалентны, а полностью тождественны, хотя их тарификация будет осуществляться по-разному.

Необходимо отдельно отметить, что услуги пропуска трафика оказываются только операторам связи и юридически никак не связаны с оказанием услуг связи пользователям (абонентам). Заключение договора присоединения и пропуска трафика между двумя операторами связи, в силу ст. ХХГК РФ, ни при каких обстоятельствах не может создавать обязанности для третьих лиц, в том числе – для пользователей услугами связи.

Однако, жесткая и детерминированная структура сети связи предписывается только для телефонной сети общего пользования. Более того, пункт 26 Правил присоединения (ППРФ 161) прямо указывает, что операторы сетей передачи данных самостоятельно определяют перечень услуг по пропуску трафика и ведут их учет, исходя из объема переданной информации. При этом никак не ограничивается право операторов ПД вести учет пропуска трафика также иными способами, помимо объема переданной информации (например, одновременно, исходя из длительности голосовых соединений и объема переданной информации одновременно, причем для тарификации используется значение длительности соединения.

Таким образом, ключевым вопросом является вопрос классификации сетей связи общего пользования, поскольку структурные требования распространяются на телефонную сеть общего пользования и не распространяются на сети передачи данных.

Согласно пунктам 2, 3, 4 и 5 Правил присоединения (ППРФ 161), сеть связи общего пользования состоит из сетей связи следующих типов:

  1. Географически определяемые и географически неопределяемые сети телефонной связи;
  2. Сети связи, определяемые по технологии реализации услуг связи, включая сети передачи данных.

Таким образом, широко разрекламированный тезис Мининформсвязи «Мы регулируем оказание услуг, а не технологическую деятельность» является ложным, не соответствует Правилам присоединения и другим нормативным актам в области связи. Иными словами, ничего, кроме пиара и лоббистской деятельности в данном тезисе не содержится.

Более того, Правила присоединения не просто разрешают, а императивно обязывают операторов зоновых и местных сетей с вязи, оказывать услуги присоединения операторам сетей передачи данных и наоборот (п. 10.3, п. 11.2, п. 12.2, п. 12.3). При этом операторы зоновых и местных сетей обязаны обеспечить пропуск трафика между сетями передачи данных и сетями телефонной связи соответствующего уровня иерархии. Таким образом, тезис регулятора о том, что «любой голосовой трафик является телефонным и должен пропускаться в порядке, установленном Приказом Мининформсвязи № 98″, является ложным и противоречит Правилам присоединения, утвержденным Правительством РФ.

Перечнем наименований услуг связи, вносимых в лицензии и перечнем лицензионных условий (ППРФ 87) установлен специальный вид деятельности в области связи: услуги связи по передаче голосовой информации в сети передачи данных. При этом оператор обязан предоставлять услуги абоненту с использованием специализированного оконечного оборудования («цискофоны» и т.п.), однако в силу примечания к ППРФ 87 и общеконституционного принципа позитивности административного права, оператор вправе (но не обязан) предоставлять пользователю доступ к данной услуге и посредством телефонной сети общего пользования (в качестве дополнительной услуги своей сети).

Поскольку сеть передачи данных, специальной функцией которой является VoIP, не является телефонной сетью, то предоставление телефонных соединений по сети ПД невозможно просто в силу определения. Более того, на самом деле, невозможен и прямой пропуск трафика между указанными сетями в силу их различной природы:

  • сеть телефонной связи в силу технических требований к оборудованию телефонной сети (указанного в постановлении Правительства РФ от 31.12.2004г. № 896), является технологической системой, основанной на коммутации каналов;
  • сеть передачи данных является технологической системой, основанной на принципе коммутации пакетов.

Таким образом, несмотря на то, что обе сети обеспечивают передачу информации (в широком смысле этого слова), пропуск трафика между ними принципиально невозможен (правительственный законодатель ошибся, поименовав объекты передачи по сетям телефонной связи и сетям передачи данных одним и тем же термином «трафик»). В качестве примера, приведем аналогию с трубопроводным транспортом (газ) и электрической сетью:

Пропуск информации между сетями разных типов

Таким образом, деятельность по инициированию и терминации VoIP-соединений является вполне правомерной и прямо предусмотренной действующим законодательством РФ (слова государственных служащих к законодательству не относятся).

Транзит сигнального трафика VoIP можно рассматривать как оказание телематических услуг связи ввиду отсутствия реального транзита потока пакетов, содержащих данные, кодирующие голосовую информацию (RTP и и.п.). Надо особенно отметить, что Правила присоединения не запрещают организацию взаимодействия сетей связи без их присоединения, что позволяет организовать взаимодействие СПД с функцией ПГИ посредством «public Internet» – как это и делается в настоящее время.

Основная проблема заключается в использовании нумерации на сетях, предназначенных для организации службы VoIP. В то же время, понятие «ресурс нумерации ТСОП» (после принятия ППРФ 161 термин ТфОП перестал существовать), означает адресацию, используемую только и исключительно на ТСОП. Использовать те же числа, например, в школе при написании работ по математике, ППРФ 350 никак не запрещает. Как уже отмечалось, СПД не является ТСОП (хотя может обеспечивать эквивалентные сервисы без гарантии их эквивалентности во времени), таким образом, любая нумерация и дресация, используемая на СПД не является нумерацией ТСОП. Законодательство не запрещает преобразование нумерации ТСОП в нумерацию СПД (IP-адресацию) с использованием сервисов, подобных сервису DNS. Такое преобразование является функцией телематической службы.

Однако, необходимо организовать местное соединение с ТСОП, для чего оператору СПД потребуется местная нумерация ТСОП. Согласно ППРФ 350, выделение ресурса нумерации оператору связи осуществляется исключительно Федеральным агентством связи при наличии соответствующей лицензии. Таким образом, для получения ресурса нумерации, оператору ПД с функцией ПГИ придется получить лицензию на оказание услуг местной телефонной связи, за исключением услуг местной телефонной связи с использованием таксофонов и средств коллективного доступа, построить транзитную АТС с небольшой абонентской емкостью (для подтверждения факта оказания услуги) и присоединить АТС с одной стороны к ТСОП, а с другой – к шлюзу VoIP. (См. схему). Такое присоединение полностью соответствует требованиям ППРФ 161.

Шлюз

В случае набора «своим» абонентом (оконечное оборудование которого подключено к АТС данного оператора), кода выхода на зоновую или междугородную сеть (8-), вызов автоматически передается к взаимодействующей зоновой сети связи для завершения или транзита.

В случае набора пользователем местного номера доступа к услуге ПГИ СПД, оказывается услуга ПГИ СПД без участия операторов присоединенных сетей телефонной связи. При терминировании VoIP, услуга пропуска трафика оказывается в обратном порядке.

Ключевым элементом законности ПГИ в СПД является отличие этой услуги от услуги ТЕЛЕФОННОЙ связи. Поэтому любое упоминание об оказании услуг телефонной связи посредством VoIP является недопустимым. По сути, это основное изменение, которое необходимо произвести маркетологам и специалистам служб продаж операторов VoIP. Также совершенно недопустимым является использование произвольно толкуемых и отсутствующих в законодательстве, хотя и «распиаренных» отдельными заинтересованными лицами – например, термина «дальняя связь», который, со всей очевидностью НЕ тождественен и НЕ эквивалентен термину «междугородная и международная телефонная связь» (например, «дальняя почтовая связь»,»дальняя связь по передаче данных» и т.п.).

Основная ловушка, которую создают лица, экономически заинтересованные в уничтожении операторов VoIP, кроется в провокации использования нелегальных и уголовно-наказуемых схем, взамен схем совершенно легальных и правомерных. К таким ловушкам относится использование «оффшорной» схемы, которую невозможно истолковать иначе, как лишенные экономического смысла действия, направленные на уклонение от уплаты налогов, что является уголовным преступлением. При этом, услуга фактически оказывается на территории РФ и подпадает под юрисдикцию ФЗ «О связи» (см. ст. 3, п. 2 ст. 69 и ст. 70 ЗоС).

Нет никаких сомнений, что под предлогом борьбы с «отмыванием преступных доходов», налоговые органы легко выявят и пресекут деятельность подобных операторов и их контрагентов, причем в качестве аргументов при уголовном преследовании будут использоваться как раз Правила присоединения и иные нормативные акты в области связи, предусматривающие легальный и законный порядок осуществления деятельности в области VoIP.

Автор: А. Г. Богатов

Просмотров новости: 1 417  <, >


-->