Регулирование интернета – "Правовые конструкции утратили связь с теми, кого они должны защищать"
04.05.2009 | admin

С 22 по 24 апреля в Москве прошел всероссийский форум Интеллектуальная собственность XXI век, организованный при участии Государственной Думы и Торгово-промышленной палаты. В программе форума тематические заседания, посвященные авторскому праву, патентам, ноу-хау, и прочим видам интеллектуальной собственности.
Своими мыслями на тему правового регулирования Интернета делится советник председателя подкомитета по экономике и инновациям в сфере профессионального искусства и интеллектуальной деятельности Комитета Государственной Думы РФ по культуре Анатолий Семенов.
- Анатолий Вячеславович, вы координируете одну из тематических секций форума под названием Современные подходы правового регулирования цифрового пространства. А какие они вообще, современные подходы? То есть, какие вообще тенденции в этой сфере, есть ли что-то отличное от все запретить?
- Чтобы поговорить о современных подходах, стоит немного упомянуть о привычных.
Как известно, любая сложная проблема имеет простое и неправильное решение. В недавнем общении 8 апреля с партией Единая Россия Дмитрий Анатольевич Медведев заметил, что Интернет и авторское право вещи несовместные. Как гений и злодейство, добавил бы я…
Признание тем более важное, если вспомнить, что именно действующий Президент вносил в Государственную Думу 4-ю часть Гражданского Кодекса, регулирующую в том числе то самое авторское право. И свидетельствует оно о тяжких раздумьях сохранить Интернет, какой он есть, или пусть сгинет мир да восторжествует закон.
Типичным примером несовременного подхода является известная история с попыткой ввести во Франции (да и во всем Евросоюзе) правило отключения от Интернета за скачивание музыки из сети без согласия правообладателей. Буквально на днях Парламент Франции отклонил эту инициативу своего президента Саркози.
Однако стоит отметить, что и наш законодатель не сидит сложа руки. Да и не только законодатель наделавшее столько шуму Совместное Постановление Пленумов Высшего Арбитражного и Верховного Судов, которое намеревалось ввести безвиновноую ответственность за нарушение авторских и смежных прав, было смягчено буквально в последнюю минуту из него исчезло упоминание возможности наложения компенсации на без вины виноватого пользователя от 10000 до 5 миллионов рублей…
Что же касается современных подходов, то, каким странным это не покажется, все новое это хорошо забытое старое. Для нахождения новых путей часто приходится возвращаться к истокам некоего института, отчищать его от наслоившейся с годами юридической шелухи, принятой во славу красоты юридической конструкции и вновь и вновь задаваться извечным вопросом любого уважающего себя детектива кому это выгодно?
В результате этих изысканий каждый беспристрастный исследователь неизбежно приходит к выводу, что существующие правовые конструкции утратили всякую связь с теми, кого изначально они должны были бы защищать а именно с авторами и прочими физическими лицами, чьим творческим трудом непосредственно и создается нечто, достойное охраны.
Увы, следует признать, что весь пафос авторского и смежного права сейчас направлен исключительно на защиту тех, кто скупает авторские права и занимается их последующей коммерциализацией. А автору оставили сомнительное удовольствие по умолчанию уподобляться известному образу из сказки Пушкина Здесь Царь Кащей над златом чахнет. Ибо по нынешнему законодательству никто и ничто не может сделать с произведением без согласия правообладателя (в скобочках — автора), причем даже в том случае, если он вовсе даже и не против этого!

Дело в том, что если даже автор и захочет сейчас выйти из этого навязанного печального образа, то у него для этого просто нет никаких юридических средств! Ибо он не может разрешить использование по умолчанию всем желающим, поскольку по умолчанию у нас все запрещено отсутствие запрета не считается согласием (разрешением) статья 1229 ГК РФ. И по действующему законодательству он вынужден заключать с каждым потенциальным пользователем лицензионный договор! Собственно именно это до сих пор держит все наши публичные библиотеки в 19-м веке им запрещено оцифровывать свои архивы, защищенные авторским правом.
А между тем Интернет создал совершенно новый институт. Он дал людям возможность объединятся не по месту жительства, а по интересам и вкусам, что со всей очевидностью проявляется в капитализации всевозможных социальных сетей. Но если брать за основу все тот же критерий капитализации, то мы заметим, что самыми дорогими являются даже не социальные сети. И даже не продавцы контента — произведений различных авторов и исполнителей.
Главными в Интернете являются поисковики. И причина вполне очевидна. Интернет настолько снизил издержки по размещению и донесению до всеобщего сведения, что читатель и писатель вдруг поменялись в нем местами. Нет более редкости писателя один для многих. Наоборот, есть peer-to-peer, P2P равный-с-равным. Налицо перепроизводство разнообразия, избыток предложения контента, невозможность не то, что прочитать целиком, но даже просто узнать о самом существовании некоего автора и его произведения. Что еще более подстегивается легкостью модификации оригинального произведения с помощью современного компьютерного инструментария вспомните пресловутый UGC user generated content, т.е. произведения, созданные читателями-пользователями&q т.е. людьми, чья ролевая функция в привычном мироздании была априори молчать и внимать. Что, на мой взгляд, является протестно-защитной реакцией на перепроизводство и отсутствие удобной навигации в изобилии контента.
Тем самым мы с неизбежностью приходим к выводу, что привычная структура взаимодействия творцов со своими поклонниками через систему селекции и донесения в виде различного рода монополистов-дистрибьюторов контента со стандартизованными бизнес-моделями безнадежно устарела.
И, следовательно, говоря о современных подходах правового регулирования цифрового пространства, следует опять спросить себя что мы хотим сохранить? Что мы хотим развивать и поощрять? Кто играет в достижении этих целей ключевую роль? Как стимулировать эти ключевые фигуры с минимальными издержками для общества, памятуя о 44-й статье Конституции РФ о свободе творчества и всеобщем праве на доступ к культурным ценностям?
Собственно, именно об этом мы планируем поговорить тематической секции Форума Интеллектуальная собственность XXI век под названием Современные подходы правового регулирования цифрового пространства.
- Удаление безвиновной ответственности из проекта постановления Верховного и Высшего Арбитражного судов это единственное послабление, или были исключены какие-то еще непопулярные пункты?

- Из тех, что касались Интернета, пожалуй да.
- В Гражданском кодексе содержится общая норма о том, что автор вправе разрешать или запрещать использовать свое произведение любым способом. Может быть, этого достаточно для того, чтобы обосновать существование свободных лицензий и вообще способов свободного использования произведений?
- Как я уже говорил, необходимо прямое закрепление в законе права по умолчанию разрешать использование. Ибо это уродство отсутствие запрета не считается согласием (разрешением) на самом деле в полном соответствии с принципом диспозитивности должно быть дополнено контртезой отсутствие согласия не считается запретом.
Другой вопрос, что это само по себе это паллиатив. Ибо настоящее решение состоит в том, чтобы в полном соответствии с Бернской конвенцией ограничить исключительное право в сетях массового доступа (к коим вскорости присоединится и радио с телевидением и прочими привычными медиями), оставив только право на вознаграждение, убрав в принципе иллюзорный рудимент в виде правомочий разрешать и запрещать, как противоречащие Конституции (ст. 44 право на доступ к культурным ценностям). Поэтому пафос текущего момента состоит лишь в том, как это сделать единообразно и недискриминационно.
- В свое время Рунет лихорадило из-за проекта поправок в Гражданский кодекс, ограничивающих случаи копирования для личных целей необходимостью, а также исключающих освобождение от ответственности за обход технических средств защиты от копирования. Недавно против этих поправок протестовало Минсвязи. В каком состоянии они сейчас, и когда их собираются принимать в третьем чтении?
- На данный момент они успешно прошли второе чтение, что формально исключает возможность внесения каких-либо смысловых поправок, кроме редакторской правки. Однако следующий шаг третье чтение пока не анонсирован.
Я не исключаю, что во многом эта задержка была вызвана единодушным протестом интернет-сообщества против этих новелл, подвешивающих дамоклов меч над каждым пользователем. И может быть это понял и сам Президент, который им также является. Ибо настаивать на искоренении правового нигилизма, допуская произвольное применение закона (а оно неизбежно при столь размытых формулировках, на что указывало в том числе и правовое управление Государственной Думы), довольно сложно.
- Какие вообще законодательные инициативы по внесению поправок в четвертую часть ГК сейчас оформлены в виде законопроектов?
- Четвертая часть, несмотря на утверждение Дмитрия Анатольевича, все-таки была и остается некой священной коровой, право занести нож над которой есть только у Совета по кодификации законодательства, что по большей части означает мнение Центра Частного Права при Президенте РФ (разработчиков 4-й части ГК) и собственно самого Президента и его ГПУ Главного правового управления в лице Л.И.Брычевой.

В этой ситуации ничего, кроме чисто косметических правок в ГК на сегодняшний день не допускалось под тезисом пусть накопится судебная практика, и из-за боязни повторного согласования текста 4-й части ГК с переговорщиками по ВТО в случае внесения туда существенных корректив.
Так что, пожалуй, правительственный законопроект о внесении поправок в 4-ю часть в связи со вступлением в ВТО это самая существенная инициатива, о которой имеет смысл говорить серьезно.

Просмотров новости: 13  


-->